Музей катастроф: что важно знать о художниках Рачинском и Ревковском | Заборона
Вы читаете
Музей катастроф: что важно знать о художниках Рачинском и Ревковском

Музей катастроф: что важно знать о художниках Рачинском и Ревковском

Музей катастроф: що важливо знати про художників Рачинського та Ревковського

Харьковские художники Андрей Рачинский и Даниил Ревковский занимаются исследованием прошлого, настоящего и будущего — и создают интереснейшие концептуальные работы, уникальные для украинского арт-ландшафта. Например, вымышленную историю загадочного убийства с использованием мокьюментари — постановки в реальных условиях.

Журналистка и арт-критикиня Оксана Семеник специально для Забороны рассказывает о главных проектах Рачинского-Ревковского и о том, почему они вдохновляют на общественные перемены.


Прошлое 

В 90-х молодая женщина Валентина едет в Днепродзержинск (после декоммунизации переименован в Каменское) работать водительницей трамвая №2. 2 июня 1996 года перед выездом на маршрут она замечает, что тормоза работают плохо, и сообщает об этом своему коллеге и пассажирам. Но никто не хочет ждать, чтобы разобраться или устранить поломку: все спешат по своим делам. Так что трамвай КТМ-5 вместе со 150 пассажирами и Валентиной выезжает на маршрут. Он разгоняется на крутом спуске, набирает скорость и становится неуправляемым. После двух километров он сходит с рельсов и сталкивается с бетонным ограждением. 

34 человека погибло, более 100 получили травмы. Валентина получила условный срок и серьезную моральную травму. Маршрут, по которому ездил тот трамвай, ликвидировали, погибшим поставили памятник, а пострадавшие получили льготы. Но трамваи модели КТМ-5 продолжают использоваться в Мариуполе.

Днепродзержинская трагедия заинтересовала Рачинского и Ревковского. Они провели целое расследование: нашли Валентину, разыскали схемы того самого маршрута №2а, исследовали Мариупольское трамвайное депо. Правда, с ними отказались общаться и женщина, и работники депо, так что художники решили восстановить детали самостоятельно — или выдумать их. Так появился проект «КТМ-5», который показали на экспозиции премии Pinchuk Art Prize 2018.

Эта история непростая и для показа, и для восприятия аудиторией PinchukArtCentre. Но художники придумали, как сделать ее увлекательной: они использовали приемы травести и перформативные практики. Переоделись в Валентину, разыграли проводы из ее родной Винницы на работу в Днепродзержинск и сфотографировали все на пленку. 

Работа «КТМ-5» рассказывает историю одной катастрофы, которая изменила жизнь нескольких сотен людей. На первый взгляд художники хотят найти виновных в этой трагедии. Но работа заставляет задуматься и о том, сколько «небольших» катастроф случались и случаются регулярно. Можно ли их избежать? Как именно? И почему они так быстро забываются?

С практиками травести и перформанса Андрей и Даниил продолжают работать и в «Сорванцах», которые тоже выставлялись на Pinchuk Art Prize в 2020 году. В этой работе художники используют метод псевдоисторической реконструкции. Они создают целую комнату, почти музейную экспозицию, посвященную «бегунам» — подростковым бандам, которые существовали с конца 1980-х до середины 1990-х в Кривом Роге. «Войнушки» между дворами перешли в очень жесткие разборки — детальнее об этом явлении Заборона писала здесь. 

Если не знать историю, то первая часть экспозиции с куртками, нашивками и отобранными у противников трофеями напоминает подростковые шалости, игру, желание копировать героев популярных боевиков. Вторая часть отрезвляет: убитые за нарушение уличных правил молодые люди, убитые милиционеры, открытые уголовные дела. Жестокость не укладывается в голове, но художники опять хладнокровно ставят вопрос: о чем еще вы не знаете, пока живете в своем маленьком мире, не обращая внимания на то, что происходит вокруг?

Настоящее

Свои исследования Ревковский и Рачинский часто проводят в социальных сетях. Например, для проекта «Копоть» («Кіптява») они искали «ВКонтакте» видео, снятые рабочими заводов Днепропетровской области. Сначала смотрели пользователей по месту работы, а потом переходили «по друзьям» в поисках видео с рабочих мест. Из этого получилась «Охрана труда на Днепропетровщине» — монтажная склейка разных видео, которые показывают, как на производстве нарушается техника безопасности, что-то горит и взрывается, а за кадром происходящее комментируют рабочие. 

Это порой страшные и шокирующие для зрителя ситуации, когда что-то горит или падает, но есть и абсурдные моменты. Например, видеозапись похорон мыши, которая умерла на заводе. Задайте себе вопрос во время просмотра: что вы чувствуете в этот момент? Удивление, отвращение, непонимание? 

«Кіптява», как и «КТМ-5», посвящена Каменскому. Работа состоит из трех элементов: видео «Охрана труда на Днепропетровщине», фрагмента декоративного ограждения кафе Paradise и фотографий торцов зданий с нанесёнными на них буквами, которые составляют фразу «МИ ПРОЇБАЛИСЬ». 

Фраза написана на разных домах в разных районах и складывается в одно только на фотографиях в стенах галереи. Кажется, что в Украине такая же ситуация со всеми делами: в целом «мы проебались» в каждой сфере понемногу. 

Декоративное ограждение Paradise объясняет название.

«Впервые слой графитовой копоти мы увидели на подоконнике снаружи, когда снимали квартиру в одном из спальных районов города, — рассказывает Забороне Андрей Рачинский. — Сначала подумали, что это грязь, но проведя пальцами, поняли, что эта пыль имеет характерный оттенок. В следующий раз, рано утром, мы шли по центральной улице недалеко от Днепровского металлургического комбината и увидели большое количество графитовой копоти на земле вдоль бордюров. В следующий свой приезд мы собрали в самом центре Каменского полмешка графитовой пыли с помощью веника и совка».

На декоративном ограждении мы видим растения, которые часто встречаются в муниципальных больницах или столовых. Это ограждение связано с кафе возле проходной завода, где обедали художники. Там висели искусственные листья, чтобы хоть как-то оградить посетителей от выбросов завода. Когда художники потрогали листья, их руки почернели от копоти. 

«Нас очень удивила экологическая обстановка в Каменском, — говорит Даниил Ревковский. — Днепровский металлургический комбинат, Днепровский коксохимический завод, Хвостохранилище «Днепровское», содержащее 12 млн тонн отходов переработки урановых руд, — все расположены на берегу Днепра. В городе на протяжении многих лет держится самый высокий уровень загрязнения воздуха в Украине. Экология напрямую влияет на онкозаболевания, и Днепропетровская область в этом лидирует». 

Художники говорят, что проблемы рабочих их тоже интересуют, но больше в сфере здоровья: как на них воздействует работа на производстве, какова средняя продолжительность жизни, какие заболевания типичны. 

Если «КТМ-5» — это работа про катастрофу, которая ломает жизни нескольким сотням людей, то в «Кіптяві» катастрофа экологическая. Она, как метастазы, распространяется с маленького городка на всю область, а с области — на всю страну. Эту тему художники продолжат в работе «Хвостохранилище» в 2021 году. 

Будущее

«Хвостохранилище» — новый проект Ревковского и Рачинского. Он представлен ​​в форме Музея человеческой цивилизации, созданного уже после гибели человечества. Постапокалиптические настроения и создание «музея цивилизации» популярны в украинской арт-среде в последнее время. Например, проект «Чернобыльдорф» размышлял о том, что может остаться после человечества и как будут умирать гуманитарные науки. 

Конец человечества для Андрея и Даниила — это не только исчезновение полезных ископаемых, питьевой воды и изменение ландшафта, но и потеря человеческих качеств и языка. 

Об этом видеоработа «Бряцание, стук, спор и бульканье» — четыре видео новеллы, где художники примеряют на себя роли последних жителей Земли. Вокруг них — ландшафты Кривого Рога с заброшенными трубами, грязной водой, красными от руды полями. Между собой они говорят только бульканьем, звуками и криками, которые очень напоминают разговор пьяных в спальном районе.

«Эта выставка — взгляд на настоящее из будущего, — говорит Андрей Рачинский. — Музей человеческой цивилизации, созданный уже после ее исчезновения, рассказывает о разных периодах на примере одной территории Кривого Рога. За основу взято реально существующее хвостохранилище — комплекс специальных сооружений, предназначенный для хранения радиоактивных, токсичных и других отвальных отходов обогащения полезных ископаемых. Удивительно, интересно и одновременно страшно, как человек собственноручно изменяет ландшафт Земли, тем самым создавая химерные формы огромнейших масштабов. Эта выставка исследует тему ответственности и визуализирует то, к чему человечество придет, если отношение к природе и земным ресурсам не поменяется».

Кадры уже заброшенных индустриальных ландшафтов отрезвляют тем, что это документальная съемка, а не выдумка. Индустриальная заброшенность и пустота, прекрасная и ужасная одновременно, вызывают ассоциации с фильмом «Атлантида» Валентина Васяновича про Донбасс 2025 года. В фильме Донбасс становится нежилой территорией из-за военных действий и экологической катастрофы: шахты отравили подземные воды. Конец цивилизации Рачинский и Ревковский тоже прогнозируют на ближайшее будущее — 2087-2093 годы. 

«Меня крайне увлекает черная металлургия Украины с 2010 года, когда мы с отцом за пять дней посетили очень много городов Донецкой и Луганской области. Больше всего меня впечатлили Макеевка, Енакиево, Алчевск и Мариуполь, — говорит Даниил Ревковский. — Это была смесь детского восторга и животного ужаса. И это ощущение не покидает меня до сих пор. Если смотреть на настоящее таких территорий, как карьер Южного горно-обогатительного комбината в Кривом Роге, где за 65 лет добыли 1,5 миллиарда тонн руды, и изменения, которые он произвел в рельефе Земли, становится страшновато за будущее. И это только один карьер из множества разбросанных по территории примерно в 80 километров. А в мире таких мест очень много». 

Окончание войны тоже присутствует в практике Андрея и Даниила. Работа «Темнота» посвящена ПТСР и тотальной милитаризации общества. Про художественные проекты, посвященные этим темам, Заборона рассказывала здесь. Рачинский в этом проекте следит за «полковником» (Ревковским) — в его комнате мы видим фотографии слежки, записи про «объект». В воссозданной комнате полковника, который вернулся с войны, мы читаем записи из дневника и погружаемся в его психологическое состояние — жажду насилия и паранойю. 

Работы художников сталкивают нас с жестокой реальностью — будь то ошибки прошлого, темное настоящее или беспросветное будущее. Это напоминает теорию удара Харьковской школы фотографии, когда изображения должны шокировать, а иногда вызывать отвращение или удивлять своей откровенностью. Работы Рачинского-Ревковского — это большие исследования информации, ландшафта, антропология человеческих взаимоотношений с окружающей средой, работой и друг с другом. И предупреждение человечеству о том, что будущее может оказаться именно таким ужасным, каким они его нам рисуют, оставляя вместе с тем возможность этого избежать.

Наверх