«Нечего было нас злить». Заборона называет главного героя 2020 года | Заборона
Вы читаете
«Нечего было нас злить». Заборона называет главного героя 2020 года

«Нечего было нас злить». Заборона называет главного героя 2020 года

“Нечего было нас злить”. Заборона называет главного героя 2020 года

Говорить об итогах 2020 года непросто. Тем более, что мы подводим итоги в Забороне впервые с тех пор, как перезапустились. 2020 год — это в первую очередь пандемия, несколько новых войн, катастрофы, связанные с климатическими изменениями и рост уличного насилия во многих странах. Но кризис — это не только про потери. В этом редакционном тексте Заборона объясняет, почему главным коллективным героем этого года мы считаем женщин.


«Я — первая женщина на этом посту, но не последняя. Каждая маленькая девочка, которая смотрит на нас сегодня, знает, что наша страна — страна возможностей».

Камала Харрис произносит эти слова и срывает аплодисменты. Она выступает перед своими сторонниками, которые, как и она, только что узнали, что впервые вице-президентом США станет женщина. Темнокожая Камала Харрис одета в белый костюм неслучайно. Ровно сто лет назад, в 1920 году, американские женщины получили право голосовать на выборах. Белый был цветом их движения за равенство.

Женщины против диктатора

В сентябре 2020 беларусскую оппозиционерку Марию Колесникову пытались насильно депортировать из Беларуси в Украину. Чтобы не допустить этого, Колесникова порвала свой паспорт на пограничном пункте и выкинула его в окно. Украинские пограничники уже не могли пропустить ее на территорию страны. 

Этот сентябрь — время, когда протесты в Беларуси были в разгаре. Бессменно правящий страной диктатор Александр Лукашенко во время предвыборной кампании столкнулся с неожиданно сильным сопротивлением оппозиционеров и народа в целом. Когда его главных конкурентов не допустили к выборам по надуманным поводам, ситуацию взяли в руки три женщины — жены кандидатов Светлана Тихановская и Вероника Цепкало, а также активистка и феминистка Мария Колесникова. Тихановская зарегистрировалась на выборы вместо своего мужа. Трио женщин отправилось вести кампанию по всей стране. 

Александр Лукашенко пренебрежительно говорил: «у нас Конституция не под женщину», «за женщину народ не проголосует». Диктатор ошибся. Он выиграл по официальным данным, но это были наименее честные выборы в истории Беларуси с  массовыми фальсификациями. По альтернативным подсчетам победила Тихановская. Недовольные беларусы вышли на протесты и протестуют до сих пор. А символом митингов стала  73-летняя минчанка Нина Багинская. Эта хрупкая женщина спокойно говорила ОМОНовцам, которые пытались отобрать у нее бело-красно-белый флаг, что «просто гуляет». Vogue назвал ее «матерью беларусской революции» и поместил на обложку. Удивительно, что самый сильный протест в истории Беларуси возглавили именно женщины, под которых, по мнению Лукашенко, «не написана Конституция».

А в ноябре президенткой Молдовы стала Майя Санду — впервые в истории страны этот пост заняла женщина. Она продолжила эстафету других первых женщин-президенток: в 2018 главой Эфиопии стала Сахра-Ворк Зевде, а в 2019 Боливию возглавила Жанин Аньес. Кажется, общество все больше привыкает к мысли, что женщина в политике — это норма, даже в самых патриархальных и закрытых странах. 

Женщины против консерваторов

В октябре Конституционный суд Польши принял одно из наиболее скандальных решений в истории страны. Судьи постановили, что теперь полькам нельзя делать аборт, даже если у плода есть патологии развития и ребенок рискует родиться мертвым. В Польше и так одно из самых жестких антиабортных законодательств в Европе (хуже только в Ватикане), но это решение, по сути, запретило аборты вообще. 

«[Мы сможем] дать имя [мертворожденным детям], окрестить и похоронить в полном соответствии с католической традицией», — так лидер правящей в Польше партии Ярослав Качиньский комментировал решение Конституционного суда. 

В тот же день поляки вышли протестовать. Возглавили протест, конечно же, женщины. Они перекрывали дороги и скандировали «wypierdalać!», что можно перевести как «уебывайте». Консерваторы назвали их «вульгарными шлюхами», на что протестующие ответили: «нечего было, блять, нас злить».

Против польских женщин объединились власть и консерваторы, но им все равно удалось переломить ситуацию: решение суда все еще не вступило в силу. Женщины все больше отказываются молчать и мириться с ситуацией, когда решают за них. Очевидно, что мужчинам придется с этим считаться.

Женщины против бездействия

В октябре в Киеве прошла не совсем обычная пресс-конференция. Ее организовали родственницы украинок, которые сейчас находятся в сирийских лагерях для беженцев. Они требовали, чтобы правительство наконец начало что-то делать для того, чтобы эти женщины вернулись домой.

С тех пор как террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта» потеряла свои позиции, на границе Сирии и Ирака появились лагеря для беженцев. Чаще всего речь идет о женщинах — бывших женах боевиков. Вместе с детьми они живут в ужасных условиях, но правительства не спешат возвращать их на родину. 

Благодаря пресс-конференции о проблеме наконец-то стали говорить вслух, и теперь украинскому министерству иностранных дел будет сложнее игнорировать проблему.

Женщины против мизогинии

В августе 2020-го студентка Киевского института международных отношений Маша Музыченко написала пост в фейсбуке, в котором рассказала про преподавательницу Валентину Дайнеко. Это весомый человек в институте: Дайнеко больше 20 лет возглавляет кафедру иностранных языков, летом она получила Орден княгини Ольги — одну из высших наград страны. Однако Музыченко писала не об этом, а о том, как Дайнеко позволяла себе издеваться над студентками. 

«Тебя трахнут под первой же лестницей», «вы — всего лишь подстилки для дипломатов» — все больше и больше студенток рассказывали о своем опыте общения с Дайнеко. Те, кто встал на ее защиту, говорили, что это просто такой стиль преподавания. Однако большинство признавало: даже если это и «стиль преподавания», такого быть не должно. 

После публикации об этом скандале в редакцию Забороны написало множество студентов и студенток, которые жаловались на хамство, оскорбления и коррупцию преподавателей. Однако в случае с Дайнеко есть важное отличие: чаще всего объектами ее нападок становились именно девушки. Это называется внутренняя мизогиния — когда женщины сами обесценивают или преуменьшают заслуги и способности других женщин. 

Студентам и студенткам не удалось добиться увольнения Дайнеко. Но эта ситуация показала, что все меньше людей готовы мириться с мизогинией и пренебрежительным отношением к себе. Стереотипы о женщинах должны исчезнуть — в том числе чтобы и сами женщины были свободны от них. 

Что еще почитать о женщинах на Забороне:

«Проектируешь как девочка». Почему архитекторки уходят из профессии

«Стерилизовать их легко, а узнать это практически невозможно». Как женщин в психоневрологических интернатах лишают возможности иметь детей

Нож в пизде. История художницы АнтиГонны, создавшей жанр порноужасов

Несвободные женщины Востока. Как интернет становится причиной гонений на уязвимые социальные группы в мусульманских странах

«Твои тонкие пальчики мне бы на член». Заборона рассказывает, как активистки борются с уличными домогательствами

«Эта система пронизана сексизмом». Художница Анна Щербина — о феминизме и принятии себя в искусстве

«Война во мне навсегда». Ветеранки рассказывают, почему написали книги о своей службе

Наверх