Ультраправые при Министерстве ветеранов | Заборона
Вы читаете
Праворадикалы попали в Общественный совет при Министерстве ветеранов Украины. Заборона рассказывает, кто именно, и почему это проблема

Праворадикалы попали в Общественный совет при Министерстве ветеранов Украины. Заборона рассказывает, кто именно, и почему это проблема

Праворадикалы попали в Общественный совет при Министерстве ветеранов Украины. Заборона рассказывает, кто именно, и почему это проблема

В этом году в Общественный совет при Министерстве по делам ветеранов Украины попали представители агрессивных ультраправых формирований. Они избирались под дискриминационными лозунгами, а своими «идейными врагами» считают представителей ЛГБТ-сообщества и сторонников декриминализации медицинского каннабиса. Журналист Забороны Самуил Проскуряков рассказывает, как несмотря на антидискриминационные законы праворадикалы получили доступ к государственным ресурсам.


Общественный совет при Министерстве по делам ветеранов — это наблюдательный и совещательный орган. Он состоит из 35 членов, избираемых путем онлайн-голосования. Совет может подавать Министерству проекты нормативно-правовых актов, предложения, заключения, аналитические материалы по вопросам формирования и реализации государственной политики. Решения Общественного совета носят рекомендательный характер, но Минвет обязательно должен их рассматривать.

Новые выборы в Общественный совет стартовали 9 и завершились 12 марта 2021 года. Чтобы войти туда, свои усилия объединили девять ультраправых организаций. Они создали инициативу «Правые ветераны», в которую вошли члены организаций «Свобода», «Сокол», «Традиция и порядок», «Общество будущего», «Национальное сопротивление», «Неизвестный патриот» «Правый сектор», «Карпатская Сечь» и «Рыцари города».

«Солдаты — не извращенцы! Ветераны — не грантососки! Общественный совет — не сборище дегенератов», — таков предвыборный лозунг «Правых ветеранов». Их «идейные враги» — представители ЛГБТ-сообщества и сторонники декриминализации медицинского каннабиса. Так, в своем агитационном ролике «Правые ветераны» приравняли гомосексуалов к педофилам и даже имитировали половой акт с куклой.

«Вместе с тем наши идейные враги, которых на войне было меньше, чем пальцев на руке, активно лезут в ветеранскую среду, — говорится в заявлении инициативы «Правые ветераны». — Создают несуществующие ЛГБТ-батальоны [речь идет об анонсированном в марте ЛГБТ-френдли подразделении в составе ВСУ], пишут «ветераны за каннабис» и прочую дичь. Мы должны испортить им этот праздник жизни».

Кандидаты

Список кандидатов от «Правых ветеранов» состоял из 11 мужчин. Все они прошли в Общественный совет при Министерстве по делам ветеранов. Среди них, в частности, члены ультраправой экстремистской организации «С14» Евгений Карась, Александр Войтко и Андрей Медведько. Последний является фигурантом дела об убийстве бывшего шеф-редактора газеты «Сегодня» и писателя с пророссийскими взглядами Олеся Бузины.

Сама же «С14», по словам ее лидера Карася, занимается «мелким хулиганством»: организация положила начало череде ромских погромов 2018 года, совершив нападение на временное ромское поселение на Лысой Горе в Киеве. Кульминацией этих погромов стало убийство 23-летнего Давида Попа группой молодых людей из группировки «Трезвая и злая молодежь» во Львовской области 23 июня 2019 года. О роли «С14» в серии погромов писала даже известная британская газета The Guardian, а правозащитные организации, в частности Freedom House, считают «С14», «Традицию и порядок» и «Карпатскую Сечь» экстремистскими ультраправыми организациями и «угрозой украинской демократии».

От ультраправой организации «Сокол» прошли два кандидата. Сергей Крайняк проходит по делу об убийстве четырех нацгвардейцев под стенами Верховной Рады 31 августа 2015 года. По данным следствия, боевую гранату якобы бросил его товарищ Игорь Гуменюк, а Крайняк в этот момент якобы бросил дымовую шашку, чтобы отвлечь внимание. Другой кандидат — экс-депутат Киевского городского совета Владимир Назаренко, руководитель киевской городской ячейки «Сокола». Накануне президентских выборов Назаренко якобы избил киевлянина, который сорвал рекламу тогдашнего кандидата от националистов Руслана Кошулинского без исходных данных.

Также в список «Правых ветеранов» входит Евгений Строкань — председатель организации «Неизвестный патриот», в офисе которой полиция нашла портрет Гитлера и свастику на стенах. В 2020 году шестерых участников «Марша женщин» избили праворадикалы. Один из пострадавших утверждал, что узнал среди нападавших жену Евгения Строканя Виту Заверуху, которая состоит в «Неизвестном патриоте». За год до того представители организации сорвали дискуссию о ромских погромах в Киеве.

Праворадикалы не в первый раз претендуют на доступ к государственным ресурсам. В 2019 году журналисты Bellingcat опубликовали статью, где затронули тему связей отдельных ветеранских инициатив с ультраправыми движениями и высказали предположение, что те имеют значительное влияние на украинское правительство и Министерство ветеранов в частности, получают от них финансирование и публичную поддержку. Расследователи указывали, что связанная с праворадикальным «азовским движением» коалиция «Движение ветеранов Украины» получила 34 из 35 мест в предыдущем Общественном совете.

«Идейные враги» правых ветеранов

Главными оппонентами «Правые ветераны» считают кандидатов от «Демократической сокиры» и объединения ЛГБТ-военных. Пока неизвестно, как именно они будут с ними бороться. Но в Совет действительно прошли люди, которые поддерживают легализацию медицинского каннабиса — в частности, Алина Приймак, которая возглавляет общественную организацию «Ветераны за медицинский каннабис». Она продвигает идею легализации конопли для лечения посттравматического стрессового расстройства. Также Алина — ветеранка российско-украинской войны. В этом году она выдвигалась в Общественный совет под 35-м номером списка, за который агитировала «Демсокира». Приймак говорит, что никто из инициативы «Правые ветераны» не пытался выйти с ней на связь, чтобы обсудить вопрос медицинского каннабиса, и «судя по всему, не углублялся в эту тему».

Что касается ЛГБТ-подразделения, то речь идет о новости, появившейся в начале марта. В фейсбуке анонсировали, что в Вооруженных силах Украины появится ЛГБТ-френдли подразделение. Контракт смогут подписать все желающие, в том числе и дружественные к ЛГБТ-сообществу гетеросексуалы. Личности желающих вступить в часть ВСУ и само подразделение будут оставаться в тайне. Взвод будет выполнять задачи непосредственно на линии столкновения. Перед службой каждый боец ​​пройдет собеседование с командиром и обучение, а также получит государственную сертификацию.

Историю активно обсуждали в соцсетях: часть людей поддержала инициативу, другая — осудила, а Гентштаб заявил, что создание такого подразделения не планируется.

Создал это объединение бывший доброволец батальона «Донбасс» Виктор Пилипенко. Он первым сделал публичный каминг-аут в июне 2018 года. Пилипенко говорит, что от объединения ЛГБТ-военных и ветеранов в Общественный совет при Министерстве по делам ветеранов никто не выдвигался.

В то же время в списке кандидатов в Общественный совет, за которых агитирует «Демсокира», тоже есть члены ультраправых группировок — в частности, представители «азовского движения» Игорь Бобер, Евгений Даценко и Дмитрий Дорошенко.

Военный капеллан Игорь Плохой сказал Забороне, что присоединился к инициативе «Правые ветераны» в последний момент. Он разделяет не все «мировоззренческие моменты» объединения, но отказался уточнять, в чем состоят разногласия. Говорит, что на фронте работал с представителями правой среды и присоединился к инициативе преимущественно из-за этого.

«Если коротко говорить об облегчении боли, то в Украине уже есть медицинские препараты гораздо более сильного действия, чем каннабис, — рассказал Забороне Плохой. — Тот же морфий, например. Облегчить боль в Украине можно абсолютно легальным способом — это не такая проблема, из которой нет выхода».

Капеллан утверждает, что не против легализации медицинской марихуаны и расширения ассортимента обезболивающих препаратов. Проблема, по его мнению, кроется в том, что авторы соответствующих законопроектов прежде всего преследуют коммерческие цели, не связанные с помощью больным.

«Мы знаем, для кого будут выращивать [коноплю]. Потому что в некоторых странах, например, вообще легализовали употребление конопли не только в медицинских целях. То есть речь идет о бизнес-проекте. Плохой он или хороший, но когда в бизнес-проекты начинают втягивать ветеранов, использовать темы боли, медицины, — у меня это вызывает отвращение, я вижу эту фальшь», — пояснил Плохой.

ЛГБТ-подразделение — это провокация против украинской армии, говорит Плохой. Гомосексуальность он считает грехом. Мы напомнили, что среди украинских ветеранов есть открытые геи:

«У нас есть ветераны, которые являются открытыми наркоманами. Знаю многих лично — я же капеллан, я этим занимаюсь. Будем создавать батальон наркоманов? Для меня как христианина что одно грех, что другое», — ответил Плохой.

Также Заборона попыталась поговорить с кандидатом от «правых ветеранов» Владимиром Назаренко. Он направил нас к депутату Киевского городского совета от «Свободы» Руслану Андрейко, но тот отказался общаться с нами, как и Андрей Шиян. Еще мы пытались связаться с Евгением Карасем и Игорем Марчуком — безуспешно.

Антидискриминация не работает

Заборона уже рассказывала, как ветеранский статус запускает социальные лифты, добавляет авторитетности в глазах аудитории и повышает социальный рейтинг человека. Украинские ультраправые активно спекулируют на социальном капитале ветеранского движения, конвертируют его в собственный политический капитал и эксплуатируют государственные ресурсы. В 2020 году различные организации-сателлиты праворадикальной группировки «С14», в частности «Союз ветеранов войны с Россией», получили от Минветеранов 1 миллион 310 тысяч гривен на реабилитационные ветеранские проекты. В Минветеранов объясняли Забороне, что предоставление статуса участника боевых действий зависит исключительно от наличия документов, подтверждающих, что человек действительно воевал. То есть статус не зависит от поведения на мирной территории, чем радикалы активно пользуются.

Антидискриминационные законы действуют в Украине уже восемь лет, но проблема дискриминации остается актуальной. В Положении об Общественном совете при Министерстве по делам ветеранов указано, что в своей деятельности Общественный совет руководствуется Конституцией и законами Украины. От членов совета требуют «соблюдать требования действующего законодательства, делового этикета, норм этики и морали». Заборона направила в Министерство ветеранов запрос, чтобы узнать, как в Общественный совет смогли попасть люди с дискриминационной программой. Редакция пока не получила ответа.

Исследовательница ультраправых движений Анна Гриценко объяснила: несмотря на то, что ценности равенства задекларированы в Конституции Украины и других нормативных документах, в реальности пока нельзя говорить о том, что служащие и общество в полной мере их разделяют и следуют им.

«Нам всем как обществу еще надо научиться держать эти ценности в голове все время и следить за тем, чтобы недискриминационные подходы были реально интегрированы в нашу работу, а не только декларировались», — подытожила исследовательница.

Эксперт по ультраправым движениям Вячеслав Лихачев видит выход в просвещении. Само существование объединения ЛГБТ-ветеранов и его видимость — отличный способ донести идеи толерантности до общества, а сотрудничество с международным сообществом формирует положительное давление на власть.

«Я оптимист в долгосрочной перспективе, — объяснил Лихачев. — Netflix эффективнее влияет на формирование представлений у молодого поколения, чем какой-то там совет церквей».

Наверх