(c) 2018  ГО “Крос Медіа” – Усі права захищено

Photo: facebook / Сергей Савченко

Всіх не закопаєте. Чому влада не приховує, що громадські активісти – її вороги

«Ночь на Банковой» засвидетельствовала, что отношения между властью и гражданским обществом за минувшие пять лет откатились в исходное положение. Раз уж активисты, по словам генпрокурора, «создают атмосферу ненависти к власти», их воздействие нужно купировать. Если не закопать своими руками, как обещает советник министра МВД Илья Кива, то не сильно препятствовать, когда это делают другие.

Попробуй у нас удиви кого-то протестными акциями. А между тем «Ночь на Банковой» обозначила новое качество протеста. Собственно, потому немногочисленная, сдержанная и нешумная акция вызвала серьезный резонанс. Отозвались и президент, и генпрокурор, и американское посольство. А для самих активистов возник повод обсудить внутренние разногласия.

Непосредственным импульсом для протеста у президентской администрации стало покушение 22 сентября на Олега Михайлика: во-первых, это опять Одесса, во-вторых, в этот раз активиста не били, не резали, не использовали кислоту, а применили огнестрельное оружие, в-третьих, все произошло в непосредственной близости к ГУ МВД Одесской области. В кампанию «Кто заказал Катю Гандзюк?» будто бензина плеснули. Разрозненные нападения на гражданских активистов выстроились в единую неслучайную войну, в которой власть заняла крайне пассивную позицию. Отсюда и главный лозунг протеста на Банковой: «Молчание убивает». Из Порошенко буквально выдавили заявление о солидарности с возмущенной общественностью.

Читайте також: Радник голови МВС пообіцяв «закопувати активістів у землю»

Убивает, между тем, не только молчание, но и откровенные заявления. Убийственный комментарий Юрия Луценко о том, что активисты сами виноваты, «создавая атмосферу ненависти к власти», выдал то, о чем и без того догадывались: наверху предпочли бы, чтобы внизу не рыпались.

Можно было бы отнести фразу генпрокурора к неудачному выбору слов, но всегда найдутся люди, которые донесут до масс настроения, царящие в руководящих кабинетах, в их неискаженном виде. Илья Кива, любимец и спецпорученец министра внутренних дел, столкнувшись в Главном следственном управлении МВД с Сергеем Стерненко, пережившим в этом году три покушения, рассказал тому, что активисты мешают всем жить и пообещал их закапывать в землю. Присутствовавшим при этом блюстителям закона, очевидно, все понравилось, и Сергею посоветовали «с…баться отсюда побыстрее». «Отсюда» имелось в виду, очевидно, Главное следственное управление МВД, а не Украина. Во всяком случае, пока.

Читайте також: В Україні почастішали напади на активістів та журналістів

Эта случайная встреча просто подарок для того, чтобы без лишних слов описать отношения между государством и гражданским обществом, сложившиеся к пятой годовщине Майдана, важный штрих, позволяющий ухватить, что отличает ночную акцию на Банковой от прочих протестов. Снова, как и пять лет назад, есть они и есть мы, и они – это государство, плохо скрывающее свое неприятие гражданского активизма. По сути, это пересмотр майданного канона, той основы, на которой строился, как это принято говорить, неформальный общественный договор после расстрела на Институтской и бегства Януковича. Власть, допустившая кровопролитие и, как итог сознательных и несознательных действий, подготовившая российское вторжение, должна была быть радикальным образом обновлена, прежде всего, качественно. Этого не произошло. Больше того, там уже и не считают нужным сильно скрывать это неприлично выпирающее обстоятельство.

Тем парадоксальнее, что такая вызывающая оторопь откровенность допускается в начале тяжелого избирательного цикла, где шансы нынешней властной группы удержаться у рычагов – так себе. Борьба с гражданским активизмом, выходит, рассматривается как средство, укрепляющее эти шансы.

Читайте також: В Україні з’явився приватний озброєний загін. Він працює на базі МВС

Для этого совсем не нужно прямое распоряжение сверху. Во-первых, опытные подчиненные прекрасно улавливают умонастроения начальства. Во-вторых, среднее и низовое звено, никак не задетое разрекламированной люстрацией, само готово мстить за неудобства и ожидания неприятностей, которые им принес 2014 год. Им, кстати, вообще все равно, кто придет на Банковую в 2019 году, на их уровне с времен Кучмы ничего существенным образом не менялось и, при нынешних предвыборных раскладах, не поменяется. Майдан для них – опасное недоразумение, системный прокол, последствия которого следует преодолеть и больше не ставить статус-кво под угрозу.

Читайте також: По всій Україні відбудеться акція «Мовчання вбиває»

Речь больше не идет об отдельных недостатках недореформированной системы власти, как это было на протяжении последних лет. Она норовит воспроизвести себя на новый срок, отбросив всю ту шелуху, в которую какое-то время пыталась маскироваться и иногда, по инерции, маскируется и сейчас. «Берите нас такими, как есть, другие еще хуже». В свою очередь, и активизм сбрасывает остатки надежды, что с «этими» можно иметь партнерские отношения. Нет, только бескомпромиссная борьба, причем порой в буквальном смысле борьба за выживание, иначе закопают.

Кампания «Кто заказал Катю Гандзюк?» и, в частности, «Ночь на Банковой» обозначили возврат к базовому противостоянию, к попытке четче обозначить, переопределить, кто в битве за будущее Украины свой, а кто чужой. И перестать себя обманывать на этот счет.

 

Читайте також:

Радник голови МВС пообіцяв «закопувати активістів у землю» — Стерненко

В Україні почастішали напади на активістів та журналістів

В Україні з’явився приватний озброєний загін. Він працює на базі МВС

По всій Україні відбудеться акція «Мовчання вбиває»