(c) 2018  ГО “Крос Медіа” – Усі права захищено

Photo: facebook / Ірина Голод

Суспільство закритих дверей. Про що говорить протистояння ультраправих і художників

Ультраправый винничанин Юрий Хорт, он же Юрий Павленко, начал публичную кампанию по травле художника Александра Грехова за его серию плакатов «Квантовый скачок Шевченко».

Коротко предыстория. Юрий Павленко был лидером винницкого отделения ультраправой организации Социал-национальной ассамблеи, в которую раньше входили «Национальный корпус» и полк «Азов». В 2016 году он получил срок за акцию протеста в Виннице, где он разорвал портрет Петра Порошенко. Еще раньше, в 2012 году, его осудили за то, что он вместе с десятками единомышленников вышел к общежитию Винницкого медуниверситета с плакатами, содержавшими неонацистскую риторику. Цитата из реестра судебных решений: «Зупинимо імміграцію», «Україна для білих», «White power», «14/88» (14 – это количество слов в манифесте американского идеолога белого национализма, члена Ку-Клус-Клана Дэвида Лейна; 88 – зашифрованное приветствие «Хайль Гитлер» и число заповедей белого человека Лейна). Лозунги были направлены в адрес иностранных студентов.

В начале февраля 2019-го на станции киевского метро Тараса Шевченко открылась выставка плакатов Александра Грехова, где Шевченко изображен в ипостасях разных героев поп-культуры: Джека Воробья, Фантомаса, Человека-паука и т.д. Выставку организовал Национальный музей Шевченко совместно с метрополитеном. Юрию Хорту это не понравилось: на своей странице в Фейсбуке он назвал выставку украинофобской. 17 февраля Хорт порезал изображения Тараса Григоровича. Вскоре под Национальный музей Шевченко пришел митинг ультраправой организации ОУН. Спустя еще пару дней Хорт опубликовал пост с призывом найти адрес проживания художника Грехова с намеком на то, чтобы набить ему морду. А также намекнул, что нужно разобраться с директором музея Дмитрием Стусом (сыном советского диссидента Василия Стуса) и с микробрендом Nevpynno, который успел напечатать значки с попартовскими изображениями Кобзаря.

Казалось бы, какую реакцию должна вызвать описанная ситуация? С какой стороны ни крути, а такие истории мы привыкли видеть из-за поребрика, где существует мощное движение «православных активистов», как правило, крепко связанных с политическими проектами и спецслужбами. Немало таких «активистов» откровенно не в себе и нуждаются в лечении (а по некоторым и вовсе плачет тюрьма). Подставить вместо киевского метрополитена московский, а вместо Шевченко – Пушкина, – и контекст не отличить.

Гораздо интереснее и печальнее – то, что последовало вслед за объявлением ультраправого борца Хорта о «розыске» художника Грехова. Львовский книжный магазин «Книжный лев», который должен был разместить у себя выставку работ «Квантовый скачок Шевченко» в марте, изменил планы. Владелица книжного Катерина Иванова сообщила, что к ней в магазин пришли неизвестные люди, представившиеся «националистами», и потребовали отменить выставку. Что она сделала? Отменила.

Аналогичная выставка должна была состояться в областном музее в Виннице. Музею никто не угрожал, однако событие решили отложить сами сотрудники, увидев, что работы в Киеве повредили – «чтобы избежать вероятной опасности для коллекции и посетителей».

Киевский книжный магазин на улице Кудрявской, 2, где у микробренда Nevpynno есть свой корнер, тоже попал под публичную травлю Хортом. Владельцы микробренда объявили, что временно прекращают продажу значков с Кобзарем в этом магазине, чтобы не подвергать его опасности возможного нападения ультраправых.

Главная проблема в этой истории с Хортом и Греховым состоит не в том, что какой-то неадекватный и, судя по всему, набивающий себе авторитет среди коллег по правому делу, порезал работы художника. Это вандализм, и у полиции есть все исходные данные, чтобы завести на Юрия Павленко дело – даже видеозапись акта вандализма есть. И даже не в том, что он угрожает людям, задевшим его патриотические чувства (на это тоже статья есть). Главная проблема в том, что на его угрозы повелись. И это происходит уже не впервые.

Напомню только пару историй.

В сентябре 2017 года Форум издателей во Львове отменил презентацию книги правозащитницы и журналистки Ларисы Денисенко «Майя и ее мамы» (издательство «Видавництво») из-за угроз представителей ультраправых групп. Позже стало известно, что угрожала организация «Катехон» во главе с бывшим киевским депутатом от ВО «Свобода» Юрием Ноевым. Подробнее об этой организации мы неоднократно писали и даже собрали путеводитель по радикальным дискриминаторам.

Незадолго до этого фестиваль «Бандерштат» отменил презентацию книги «Расстрелянный календарь» писательницы и волонтерки Алены Герасимюк из-за угроз со стороны тех же ультраправых. Им не понравилось, что она поддерживает ЛГБТ-Прайд.

В августе этого года была сорвана встреча с Нобелевской лауреаткой, беларусской писательницей Светланой Алексиевич в Одессе. Кто-то внес ее профайл на сайт «Миротворец» в качестве «врага Украины». После этого организаторам стали поступать звонки с угрозами, и они решили ее отменить.

Многие подобные истории не стали публичными. Лично я знаю про несколько событий, которые никогда не состоялись из-за страха перед возможными нападениями. Более того, и «Заборона», и я лично неоднократно получали угрозы от людей, которые беззастенчиво выходят на улицы с лозунгами «Украина для украинцев», «Whitepower» и «14/88». У нашего офиса, расположенного на территории культурной платформы в Киеве, куда неоднократно приходили срывать мероприятия ультраправые, до сих пор нет таблички – из-за угрозы нападения.

Само собой, я не осуждаю тех, кто испугался и решил отказаться от своей позиции по требованию группки людей, которым не нравится чужое мнение, если это не мнение цисгендерного белого мужчины в вышиванке с трезубом. Страх – это естественный механизм защиты.

Вместе с тем, это плохой симптом. Организм как бы взывает нас обратить внимание на то, что иммунитет ослаб. В здоровом, свободном, мультикультурном обществе, каким мне видится Украина, иммунитет – а значит, ощущение безопасности общего пространства, – вырабатывается через развитие общественной культуры. В том числе – через способность ответить мудакам, уничтожающим искусство (которое, по своей сущности, может быть воспроизведено когда угодно в каком угодно объеме, а попадание в интернет обеспечивает искусству фактическое бессмертие). Дать их действиям надлежащий отпор, либо проигнорировать (эта форма ответа вполне уместна).

То, что художественные институции и культурные деятели отреагировали на угрозы Хорта и его друзей именно так, говорит, на мой взгляд, о том, что они не чувствуют в себе сил противостоять этим угрозам и, что еще важнее, – не чувствуют поддержки людей, которые готовы этим угрозам противостоять. Именно поэтому закрыть двери перед всеми оказывается легче, чем выдворить из помещения тех посетителей, которые не умеют себя вести. Но, закрывая двери ото всех, искусство теряет свободу, а вместе с искусством теряем свободу все мы – зрители. Думаю, зрителю пора становиться на защиту.

Пока не произошел окончательный квантовый скачок собирательного Хорта.

Читайте також: Радикальні дискримінатори – путівник організаціями, що пропагують нетерпимість

Читайте також: Від «суботника» до вбивства. Репортаж про напади на ромів

Читайте такожКафка би плакав: Праві зірвали лекцію про те, як праві зривають заходи

Про автора

Журналістка, засновниця проекту “Заборона“, лауреатка премій Kurt Shork Awards та Thomson Foundation FPA Award, авторка Foreign Affairs, “Українська правда“, Hromadske.ua, та ін.